Зарегистрироваться
Запомнить меня
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Весь номер
Главная  / Номера  / №36  / Лицо одесской национальности
карта сайта
№35 №36 №37
30 Августа 2014 года, Суббота
Архив всех номеров
Мысли вслух
30.08, Суббота

Лицо одесской национальности


Печатная версия
Ключевые слова:

Одесса волею судеб стала мне Родиной в десятилетнем возрасте в далеком 1958 году, когда наша семья перебралась в этот прекрасный цветущий город на берегу Черного моря по месту новой службы отца. В этот город я влюбился с первого взгляда, раз и навсегда. С годами любовь моя крепла, становилась все сильнее, поскольку я мог уже сравнить красавицу-Одессу с десятками других красивейших городов мира из сорока двух стран, в которых мне посчастливилось побывать...
И Одесса все эти годы отвечала мне взаимностью. Я стал для нее в доску свой, и мало кто знает о том, что я не являюсь коренным одесситом.
...Как-то на Дерибасовской ко мне подошли знакомые ребята с одного из городских телеканалов. Они снимали какой-то сюжет о нашем городе и попросили меня назвать трех наиболее выдающихся одесситов. Я задумался...
- Жванецкий, Бабель, Ойстрах, Утесов, - со всех сторон подсказывали мои друзья и подошедшие к нам праздношатающиеся одесситы...
Собравшись с мыслями, я сказал, что город наш, не знаю, в силу каких причин и обстоятельств, является альма-матер для многих талантливых людей, но гений, живший в Одессе и тем самым прославивший ее, - один, и имя ему - Александр Сергеевич Пушкин. Ну, а второе и третье места, недолго думая, я поделил между двумя лауреатами Нобелевской премии, работавшими в Одессе и оставившими здесь глубокий след: Иваном Буниным и Ильей Мечниковым.
Ответ мой, по-видимому, был настолько неожиданным, что в воздухе повисла небольшая пауза - все на мгновение замолчали, переваривая сказанное.
- Но ведь все они не коренные одесситы! - воскликнул кто-то из местных знатоков.
- Да, но все они - лица одесской национальности, - весомо возразил мой товарищ, одессит в шестом колене, Виля Новицкий, и ответ его устроил всех. Отснятый сюжет пошел в эфир.
...Одессит! Слово это хоть и звучит гордо, но применимо, увы, далеко не к каждому одесситу, даже родившемуся в Одессе.
За 220 лет своего существования Одесса находилась как бы на пересечении украинских, русских, еврейских, греческих, молдавских, французских и итальянских национальных потоков, создав свой автономный микроэтнос в восточно-европейском плавильном котле племен и народов. Апофеозом гордости одесситов был свой, одесский язык!
Мой новый сосед, симпатичный молодой человек, предприниматель, после того как вселился в квартиру, первым делом навесил здоровенные замки на электрический шкаф со счетчиками, позабыв дать соседям ключи и сэкономив на этом пару копеек...
На мой вопрос, как я смогу открыть в случае необходимости этот шкаф, он, мило улыбнувшись, ответил, что в любое время суток готов дать мне вожделенные ключи.
- Так что же это получается, - не отставал я от него, - каждый раз в случае нужды я должен буду просить у вас ключи, как шолохмунес?
- А что такое шолохмунес? - с интересом спросил он меня.
- Вы что, не одессит? - искренне удивился я.
Оказалось, что он - коренной одессит, родился в роддоме № 4 и всю жизнь прожил на Пересыпи, но слово «шолохмунес» слышал впервые.
Да что там молодежь! В парилке бани на улице Провианской знакомые пенсионеры, паря друг друга дубовыми вениками, рассказывают анекдот:
«Подходит в парилке один мужик к другому и спрашивает:
- Скажите, вы случайно не из Бердичева?
- Да, - отвечает он. - А как вы об этом догадались?
- Ой, вы знаете, только в Бердичеве местный ребе так безобразно делает обрезание!»
Вся компания весело смеется.
- Одно уточнение, - пытается блеснуть своей «эрудицией» один из седовласых знатоков, - ребе обрезание не делает, для этих целей есть резник.
- Какой еще резник? - кричит его товарищ. - Резники на Привозе и Новом рынке резали птицу.
И компания начинает хохотать снова.
И никому невдомек, что обрезание делает специалист, который называется моэль.
А ведь для этого даже не надо быть немножечко евреем...
Не так давно в Одессе был увековечен в бронзе талантливый одесский писатель Исаак Бабель. От дюжины других, более ярких и колоритных собратьев по перу, прославивших наш город, его выгодно отличало то обстоятельство, что Бабель был коренным одесситом и носителем одесского языка.
Вместе с тем сегодня у нас мало говорится о том, что истинным «пионером» одесской или так называемой русско-еврейской литературы был Осип Аронович Рабинович. В трехтомное собрание его сочинений входят роман «Калейдоскоп», повести «Наследственный подсвечник», «Штрафной» и др. Однако наибольшую известность получила его повесть «История о том, как реб Хаим-Шулим Фейгис путешествовал из Кишинева в Одессу и что с ним случилось». Осип Рабинович работал в Одессе адвокатом коммерческого суда и публичным нотариусом. Он был создателем первого русско-еврейского журнала «Рассвет», призванного отстаивать гражданские и национальные интересы евреев, и был его редактором до закрытия издательства, вел активную общественную деятельность: был гласным Одесской городской думы, участвовал в подготовке проекта нового городского уложения.
Произведения Осипа Ароновича Рабиновича печатались не только в столичных журналах «Современник», «Библиотека для чтения», но и в элитном московском «Русском вестнике».
И благодаря его редакторским пояснениям читатели всей огромной империи узнавали, что означает «мешурес», «паскудняк», «шлимазальница», «маганизер», «кельня» и иные словечки одесского производства. Рабинович даже ввел само понятие «одесский язык»: язык одесский, плавный и скользкий, как прованское масло, с легким букетом померанцевой корки.
Из-за огромной популярности Осипа Ароновича Рабиновича другой всемирно известный писатель и его однофамилец Шломо Нохумович Рабинович вынужден был взять себе псевдоним Шолом-Алейхем.
Ну чем не бренд для Одессы?
Загвоздка лишь в том, что хоть и прожил всю свою сознательную жизнь Осип Аронович Рабинович в Одессе и прославил город своим трудом и творчеством, коренным одесситом он не был, потому как родился в с. Кобеляки Полтавской губернии.
Словом, лицо одесской национальности!
Или, скажем, народный артист Украины Петр Соломонович Столярский, основавший в Одессе первую в СССР специальную музыкальную школу-десятилетку для одаренных детей. Маэстро Столярский любил одесский язык и слыл весьма остроумным человеком, настоящим одесситом.
Чего только стоит его крылатая фраза: «Ваш мальчик - обыкновенный гениальный ребенок!».
А родился Петр Соломонович в уездном городке Липовце.
Тоже лицо одесской национальности!
И таким примерам несть числа. Ощущение такое, что двухсот- двадцатилетнюю историю Одессы писали не столько коренные одесситы, сколько немножко украинцы, немножко евреи, немножко молдаване, немножко русские, словом, та многонациональная палитра, заселившая город и пустившая здесь корни, - лица одесской национальности.
Решил разобраться в своей родословной и я сам, что сегодня сравнительно несложно сделать, имея доступ в Интернет.
...Мой дедушка по материнской линии, Георгий Климентьевич Кузнецов, по национальности - украинец, родился в многодетной семье на Херсонщине в городе Геническе. Закончив юнкерское училище, он пошел служить в царскую армию и дослужился до штабс-капитана.
Воевал с немцами в Первую мировую войну.
Когда началась революция, дед снял погоны и осел в Белоруссии, женившись на местной девушке Нине Аркадиевне, белоруске с польскими корнями. Оба работали в школе: дедушка преподавал математику, а бабушка - немецкий язык. Жили они дружно, родили двоих детей: сына Аркадия и дочь Зою, мою будущую мать. Деда назначили директором школы. И все бы ничего, но в 1937 году на него написали донос, и загремел он решением «тройки» на десять лет в исправительно-трудовые лагеря за «контрреволюционную деятельность».
Смириться с этим бабушка не могла и поехала на прием к Председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Ивановичу Калинину, что по тем временам было подвигом. Как ей удалось попасть к самому «Старосте всея Руси», документальных подтверждений в архивах нет, но именно благодаря Калинину дедушка был вчистую реабилитирован в 1939 году. Во время Великой Отечественной войны семья, спасаясь от оккупации, переехала в Уфу (их сын и мой родной дядя Аркадий пошел воевать и погиб, сгорев в подбитом танке), а после освобождения Белоруссии вернулась на родину. В 1946 году их дочь Зоя (моя будущая мать) вышла замуж за боевого офицера, Петра Степановича Овтина (моего будущего отца). И вот тут-то начинается самое интересное, чуть ли не полумистическое. Моя бабушка по отцовской линии, Овтина Клавдия Петровна (в девичестве Калинина), оказывается племянницей, да-да, того самого Михаила Ивановича Калинина, благодаря усилиям которого дедушка, Георгий Климентьевич Кузнецов, был реабилитирован.
Отец мой, Овтин Петр Степанович, родился на Южном Урале, в местах, где компактно проживают так называемые малые народы, относящиеся к финно-угорскому этносу: удмурты, эрзи, мокши-мордвины и марийцы. Собственно говоря, фамилия наша - Овтин - в переводе с эрзийского языка, имеющего глубокие финно-угорские корни, означает Медведев. Отец мой со своими братьями Николаем и Сергеем и их отцом и моим дедом Степаном победно прошли по фронтовым дорогам Великой Отечественной войны. Не дожил до Победы лишь Сергей, который погиб на берегу Волги, прикрывая товарищей. А их мать и моя бабушка Клавдия Петровна с двумя дочерьми, Анной и Риммой, работали в колхозе. Разобраться с ее родословной я попробовал, прочитав биографию Михаила Ивановича Калинина. И когда узнал, что женат он был на эстонке Лемберг (эстонцы также относятся к финно-угорской группе), понял, что финская кровь в мои жилы попадала дважды.
Вот это коктейль! Сразу и не поймешь, какая нация в твоей крови «титульная».
Да тут еще пришла на ум одесская поговорка, что бьют не по паспорту, а... И я вспомнил еще одну забавную историю...
Как-то мне позвонил мой хороший знакомый Григорий, известный в городе адвокат. Он сказал, что хочет зайти ко мне на работу с Ребе, которому надо помочь отпечатать некую рукопись.
В назначенное время я ждал их у себя в издательстве. Надо сказать, что Ребе произвел на меня неизгладимое впечатление. Высокий, под два метра, плотного телосложения, с крупными чертами лица и шапкой густых черных волос, с большой окладистой бородой, усами и пейсами, облаченный в долгополый черный сюртук, с кипой на макушке, он как бы заполнил все пространство моего кабинета.
Я предложил своим гостям кофе и достал из сейфа по такому случаю бутылку хорошего коньяка.
Ребе вынул из кейса рукопись и приступил к делу. Держался он весьма непринужденно и сразу перешел на ты.
- Юрий, - обратился он ко мне. - Прошу тебя, как еврей еврея, отпечатай мне эту книгу быстро, качественно и, самое главное, недорого.
Я не был евреем, однако такая постановка вопроса мне понравилась и я решил подыграть Ребе.
- Хорошо, - сказал я. - Как еврей еврею обещаю, что сделаю все возможное, - и попросил подчиненных быстро составить смету, сведя до минимума все накладные расходы.
Как ни старались наши сметчики, но сумма получилась довольно внушительная. Ребе выглядел огорченным и настаивал на снижении суммы, однако печатать убыточную продукцию мы позволить себе не могли.
- Понимаешь, - убеждал я его, - мы и так скалькулировали твою монографию практически по себестоимости. Если бы я был частным издателем, то, может быть, вынул бы деньги из своего кармана и оказал бы тебе благотворительность. Но издательство наше - государственное, и ты, образно говоря, подталкиваешь меня залезть в карман государству, чего я сделать не могу.
Ни выпитый коньяк, ни мои аргументированные убеждения растопить прагматичного Ребе не могли. Ушел он весьма и весьма недовольным.
...Одесса и сегодня в центре пересечения миграционных потоков. И в этом нет ничего плохого. Приток свежей крови всегда шел на пользу. И Одесса всегда славилась своим интернационализмом, поэтому последние события, которые потрясли наш мирный город, кажутся какой-то дикостью, чем-то из ряда вон выходящим. Политикам, стравливающим людей, пора понять одну непреложную истину: люди хотят жить хорошо и мирно.
И пример далеко не за горами, а в соседних Италии, Греции, Испании, где побывали, наверное, чуть ли не все одесситы.
А для того, чтобы хорошо жить, надо работать. Пора ту же Одессу сделать, наконец-то, своеобразной оффшорной зоной (ведь не дураки же были наши далекие предки, давшие два века назад молодому портовому городу статус порто-франко!). И потекут тогда к нам инвестиции бурным потоком, поскольку капитал выбирает места, приносящие наибольшую прибыль.
...В тот день, когда я заканчивал свой рассказ, в том самом роддоме № 4, что на Пересыпи, у меня родилась внучка Сонечка. Прекрасный доктор Владимир Леонидович Кузьмичев, принимавший роды, сказал, что в этот день он принял роды у девятерых мам. И все родившиеся детки - девочки! А по старинному преданию, если рождается больше девочек, то это к миру. Будем надеяться и верить в то, что этот год, год 220-летнего юбилея Одессы, станет годом долгожданного примирения и сплочения нации и всего народа Украины.

Юрий Овтин.

Женя

рейтинг +2
За Против
26.08.2016 15:46

Кузьмичев в. Л не принимай роды никооогггддаааа!!!

ответитьне отвечать
Подписаться на номер
Архив номеров
Год Номер выпуска
Свежий номер
Скачать номер
(PDF 12 363.56 КБ)
Архив всех номеров
Нравится ли вам газета Одесский вестник?

Нравится
Не нравится
Читаю другие издания

Конкурсные закупки
Copyright © 2007-2017 «Одесский вестник» Подписка Реклама Авторское право Письмо в редакцию О газете От редактора Издания

Контакты

г. Одесса, ул. Еврейская 4, 3 этаж
Карта проезда
Приемная: (048) 722-28-30
Коммерческая служба: (048) 711-76-63, (048) 731-42-27
e-mail: odvestnik@te.net.ua
Погода Курс Валют
USD '.$usd.' '; if($stat1=='_green') echo ''; else if($stat1=='_red') echo ''; echo '
EUR '.$eur.' '; if($stat2=='_green') echo ''; else if($stat2=='_red') echo ''; echo '
RUB '.$rub.' '; if($stat3=='_green') echo ''; else if($stat3=='_red') echo ''; echo '
Создание сайта - Yesgroup
Информация о сайте